О Нине Горлановой и Вячеcлаве Букуре

Нина Горланова Вячеслав Букур

Имена Нины Горлановой и Славы Букура были у меня на слуху года этак с 1987.  Впервые я услышал о них от Виталия Кальпиди, который часто и много рассказывал мне о своих пермских друзьях и знакомых. Причем Виталию тогда казалось, что нет человека, который о Горлановой не слышал. Я потом понял, почему.

В те годы прозаик, напрочь лишенный самоцензуры – был редкостью. Горланова же писала так, словно не было ни гебни, ни процессов диссидентских. Под стать ей был и ее муж – Слава Букур. 

Когда в Свердловске возникло общество еврейской культуры и создавались курсы иврита, не могли найти преподавателя. Не было таких людей в регионе, ибо многие годы изучение иврита отождествлялось с сионистской деятельностью, которая в то время в России не поощрялась. И первым учителем иврита в Свердловске стал абсолютно русско-молдавский человек Слава Букур, муж Нины Горлановой, выучивший иврит исключительно потому, что ему это было интересно.

И Нина, и Слава были внутренне свободны. А сие само по себе было настолько необычно и так редко встречалось, что Кальпиди вправе был удивляться тому, что я в 1987 году о Горлановой не слышал.

Квартира Нины и Славы была одним из основных центров притяжения Пермской творческой свободной тусовки, там разыгрывались блестящие капустники, собирались самые одаренные люди, там писались чудесные книги. Впрочем, об этом лучше послушать саму Горланову, точнее, прочесть расшифровку устного интервью с ней, а также посмотреть на фотографии из домашнего архива Букуров.

В последние годы Нина стала рисовать. Рисует она просто пальцами, макая их в краску, но получается интересно. Мы выложили несколько картин Горлановой, оформив ими автобиографический роман «Нельзя. Можно. Нельзя» и повесть «Тургенев – сын Ахматовой»

Как замечательных писателей я открыл Горланову и Букура уже в Израиле – к сожалению, не успев лично познакомиться с ними. Но заочно мы, конечно, были знакомы и раньше. Они читали мою «Реальность мифа» (Кальпиди пропагандировал ее в Перми), да и я прозу Нины читал еще в свердловский период моей жизни, немного, правда. В машинописи много – не доходило, а опубликован тогда был, кажется, только "Филологический амур", напечатанный в "Урале" в 1981 г).

У нас общие друзья, общий круг чтения, общие литературные интересы, сближает нас со Славой и гипертрофированное чутье на мифологемы. 

Но интенсивная переписка и литературная дружба возникла меж нами только в последнее время. 

Более всего меня в текстах Горлановой и Букура поражает атмосфера небывалой, почти запредельной порядочности, а также то, что о чем бы ни писали Нина и Слава, везде и за всем просвечивает высочайший уровень культуры, интеллекта и гуманизма, присущий этим людям. Они не нарочно это делают, просто не получается у них иначе.

Собственно, далее нет смысла представлять Нину и Славу. Проза их столь откровенна и беспощадно правдива, что и об их жизни, и о них самих все подробно написано в их книгах.

Желаю приятного чтения.

 

 
Работы Н. Горлановой и В. Букура Л. Соколовский о Горлановой и Букуре