Oб А. Матвеевe

Дружба наша с Андреем Матвеевым началась еще в студенческие годы, только вот я не помню, на каком курсе я тогда был. На втором? На первом? Я учился на филфаке УрГУ, Андрюша – на журфаке. Стройный, стремительный невысокий юноша с тонким лицом встречался мне в коридорах университета и чем-то обращал на себя внимание. Раскованностью движений, каким-то особенным светом в глазах… И все же выделили мы друг друга далеко не сразу.

Мой первый курс пришелся на 1971 год, все мы тогда бредили рок-музыкой и хиппи. Подумать только, всего 3 года назад была Парижская весна 1968 г.

На курсе быстро выделилась группа косящей под хиппи, прозападной молодежи (душой этой компании был, между прочим, известный ныне театральный критик А. Лоевский). Я не был там своим, держался в стороне, хотя мой интерес к движению хиппи в ту пору был очень силен. Как и потом. Как, впрочем, и теперь, честно говоря. Ведь 60-е и 70-е годы – годы моей юности - прошли под этим знаком.

Андрюша же входил в эту компанию органично. Он в те поры был трахнут на Америке. Позднее он опишет – нет, не эту тусовку, но – шире, то, чем были для нашего поколения рок-музыка и Движение, - в «Отзвуках века Рока», а потом – в книге «Live rock-n-roll. Апокрифы молчаливых дней».

Но подружились мы немного позднее. И дружба наша с тех пор не прерывается, вот уже более тpex десятков лет. Конечно, она знавала и приливы и отливы, но Андрюша всегда оставался одним из самых близких моих друзей. И пусть последние годы общение наше проходит в основном по e-mail, ни мне Андрюшу, ни, думаю, Андрюше меня никто не заменит, и заменить не может.

Я с большим вниманием и любовью отношусь к прозе Матвеева. На мой взгляд, сегодня он один из самых тонких русских прозаиков, обладающий филигранной техникой и редким даром перевоплощения. Об этом даре – речь впереди.

Впервые Андрей оказался почти знаменит, написав книгу «Эротическая Одиссея». Написал он ее в 1991, если не ошибаюсь, году, и это был первый русский эротический – не порнографический, порнографический-то жанр в России был известен, но именно эротический роман, в котором не было порнографических описаний, но самую суть которого составляла эротика, определяя и интригу, и развитие сюжета. То была книга для всех – ею зачитывались и интеллектуалы, и те, кто отнюдь не грешил избытком интеллекта. Написана она была виртуозно, как вариация на тему «Сатирикона». Главный герой «Одиссеи» теряет потенцию и пускается в странствия по временам и эпохам, в поисках утраченной мужской силы, попадая на пир Тримальхиона и т.д.

Все, кто читал эту книгу, балдели, но напечатать ее не решался ни один толстый журнал. Хотя в редакциях толстых журналов сотрудники в очередь стояли, чтоб прочесть рукопись. В конечном итоге текст был напечатан в журнале «Урал» с тремя(!) предисловиями - главного редактора журнала "Урал" Лукьянина, зам. главного редактора журнала "Знамя" Чупринина и критикa из "Нового мира" Костырко.

В предисловиях объяснялось, что роман Матвеева – новый для России жанр – эротический роман, чтоб читатель чего иного не подумал.

Будь роман тогда напечатан в московском журнале – Матвеев стал бы по-настоящему знаменит, думаю я. Публикация же в провинциальном журнале вызвала круги, но вскоре они затихли. И о Матвееве забыли. Он написал несколько первоклассных романов, которые почти не были замечены критикой, ведь Андрей, как и я, ни в какие литературные группировки не входил и своим ни для кого не был...

И тогда он задумал смелую авантюру, (я упоминал о его даре перевоплощения) - мистификацию, которой, несомненно, суждено войти в историю русской литературы.

Андрей написал роман «Ремонт человеков» и опубликовал его под псевдонимом «Катя Ткаченко». Насыщенный эротическими сценами и описаниями женской психологии и физиологии роман стал бестселлером, и критики хором писали о новой звезде – молодой писательнице К.Ткаченко, написавшей тeкcт, который только женщина и могла написать, настолько смело, точно и захватывающе описаны в нем женские переживания. Книга была сметена с полок за несколько дней. Сегодня об этом романе читают доклады на конференциях по женской литературе, а Андрей не знает, смеяться ему или плакать. Его прекрасные и тонкие романы, такие как «Частное лицо» и «Индилето», даже обреченная темой на читательский интерес книга «Live rock-n-roll. Апокрифы молчаливых дней», и близко не имели подобного успеха.

Я не хочу рассказывать подробно о том, как писался роман «Ремонт человеков», хотя это прелюбопытная история сама по себе. Но я знаю, что А.Матвеев сейчас пишет книгу «меморуингов» (термин его), в которой подробно рассказывает о ней. И я надеюсь, что как только книга будет закончена, она появится на моем сайте. Поэтому не будем забегать вперед.

А я, кажется, достаточно написал, чтоб вызвать у вас интерес к матвеевской прозе.

Далее же пусть она говорит сама за себя.

Спасибо, Андрюша.

 

 
Работы А. Матвеевa